Жизнь в одиночестве

Воскресное чтение: Социолог Эрик Кляйненберг о жизни в одиночку

Воскресное чтение: Социолог Эрик Кляйненберг о жизни в одиночку

FURFUR продолжает публиковать по воскресеньям отрывки только что изданных книг, произведения молодых авторов, научные и философские эссе, открытые письма и другие интересные тексты, на которые не жаль потратить вечер. В этом выпуске рубрики — отрывок из книги социолога Эрика Кляйненберга о том, как современные американцы живут поодиночке и к чему всё это ведёт.

Вслед за послевоенным поколением беби-бумеров западную цивилизацию накрыла волна одиночек. Молодые профессионалы, разведённые мужчины и женщины, пожилые — всех этих людей объединяет тот факт, что сегодня они предпочитают жить отдельно. Жизнь соло — это новый виток в развитии общества, утверждает профессор социологии Нью-Йоркского университета Эрик Кляйненберг.

В 1950-е только 22 % взрослых американцев можно было назвать одинокими, сегодня же таких почти 50 %. 31 миллион из этих 50 % — практически каждый седьмой — живёт в одиночку. Всего в США 28 % одиноких домохозяйств, то есть таких домов, где живёт всего один индивид. Подобная цифра более чем впечатляет — очевидно, что социальный опыт этих людей скоро начнёт структурировать города и изменять экономику. Скорее всего, это уже происходит.

В своей книге 2012 года Going Solo профессор Кляйненберг со всех сторон исследует этот гигантский демографический сдвиг. Опираясь на более чем 300 интервью и бесчисленные научные работы, он выясняет историю вопроса, даёт рецепты жизни в одиночку и объясняет, что в таком способе существования нет ничего плохого — жить одиноко совсем не значит чувствовать себя подобным образом.

На русском языке эта книга выходит в феврале в издательстве «Альпина нон-фикшн». FURFUR публикует внушительный фрагмент из её «Вступления».

профессор социологии в Нью-Йоркском университете. Автор статей в журналах New Yorker, Rolling Stone, Time Magazine и др.

В начале Ветхого Завета описано, как Бог день за днём создавал мир — небо и землю, воду, свет, день и ночь, самых разных живых существ. И видел Бог, что все его творения хороши. Однако, создав Адама, Бог заметил: «Плохо, когда человек один» — и сотворил Еву.

Со временем запрет на жизнь в одиночестве перекочевывает из теологии в философию и литературу. В трактате «Политика» Аристотель вывел следующее умозаключение: «. человек по природе своей есть существо политическое, а тот, кто в силу своей природы, а не вследствие случайных обстоятельств живёт вне государства, — либо недоразвитое в нравственном смысле существо, либо сверхчеловек. » Греческий поэт Феокрит заявлял: «Человеку всегда будет нужен человек», а убежденный стоик, римский император Марк Аврелий дал следующее определение: «Люди — это социальные животные».

Орангутанги — далеко не единственные представители животного мира, о которых у людей сложились не совсем правильные представления. Оказывается, очень общительны и крабы-отшельники — они не могут существовать в одиночку и лучше всего выживают в популяции, насчитывающей до сотни особей. В инструкции одного зоомагазина рекомендуется «держать в аквариуме не менее двух особей каждого вида». Причина очень простая: одиночество для краба-отшельника чревато стрессами и болезнями. Тела одиноких крабов в буквальном смысле отказываются служить своим владельцам, в результате чего животное может потерять ногу или клешню.

Но самым ярким свидетельством тяги людей к жизни в коллективе является, разумеется, создание семьи. На протяжении всей истории человечества во всех культурах именно семья, а не отдельный индивид составляют основу общественной и экономической жизни. Такое положение вещей объясняется рядом причин. Как утверждают эволюционные биологи, представителям ранних человеческих сообществ жизнь в коллективе предоставляла конкурентные преимущества в вопросах обеспечения безопасности, добывания пищи и возможности воспроизводства. Специалисты в области общественных наук Николас Кристакис и Джеймс Фаулер утверждают, что в результате процесса естественного отбора у людей появилась генетическая предрасположенность к созданию тесных социальных связей.

В 1949 г. антрополог из Йельского университета Джордж Мёрдок составил обзор почти 250 «репрезентативных культур» самых разных уголков планеты и самых разных исторических эпох. В этом обзоре он, в частности, отмечал: «Нуклеарная семья является универсальной формой объединения людей, представляет собой базовую основу, на которой строятся более сложные семейные формы. Семья — это высокофункциональная и чётко выраженная группа, которая встречается во всех известных нам обществах. Для этого правила я не смог найти каких-либо исключении?».

С тех пор некоторые учёные пытались опровергнуть аргументацию Мёрдока, ссылаясь на отдельные формы организации жизни и быта (например, кибуц), которые никак не попадают в классификацию нуклеарной семьи. Аргументация оппонентов Мёрдока всегда сводилась к наличию альтернативных коллективов, превышающих по численности обычную семью. Этот научный спор так и не закончен, однако обе стороны могут сойтись в одном: во все времена и по всей планете человек организовывал свою жизнь так, чтобы находиться не в одиночестве, а с себе подобными.

Средний возраст вступления в первый брак «поднялся до самой высокой планки и за последние полвека увеличился на пять лет».

Однако сегодня ситуация изменилась.

До недавнего времени многие рассматривали жизнь в одиночестве как переходный период между более устойчивыми формами организации жизни и быта, будь то нахождение нового партнера или переезд в дом престарелых. Теперь такой подход остался в прошлом — впервые за всю историю страны большинство американских взрослых являются одинокими. Среднестатистические американцы проведут большую часть взрослой жизни не в браке и большую часть «внебрачного периода» будут жить в одиночестве. Мы привыкаем к такой ситуации. Мы осваиваем жизнь соло и вырабатываем новые способы существования.

Сухие цифры никогда не в состоянии отразить полную картину происходящего, но в данном случае статистика просто поразительна. В 1950 г. 22 % американцев были одинокими; 4 млн человек жили отдельно, что составляло 9 % всех домохозяйств. В то время одинокую жизнь вели в основном люди в отдалеённых и обширных по территории штатах страны — на Аляске, в Монтане и Неваде, то есть там, где была работа для одиноких мужчин, которые относились к своей ситуации как к короткому переходному периоду, за которым следует обычная семейная жизнь.

Современные одиночки, собственники или арендаторы квартир — это главным образом женщины, которых в общей сложности насчитывается 17 млн. Число одиноко живущих мужчин составляет 14 млн. Из общего количества взрослых представителей обоих полов 15 млн принадлежат к возрастной группе 35–64 года, около 10 млн составляют престарелые (В этой книге я применяю определения «старый» и «престарелый» к лицам старше 65 лет — именно такой возрастной порог используется в статистике. При этом я не стремлюсь как-либо описать социологический аспект старения. Многие люди старше 65 лет не чувствуют и не называют себя престарелыми. — Прим. авт.). Число молодых взрослых (между 18 и 34 годами) достигает 5 млн по сравнению с 0,5 млн в 1950 г. Молодые взрослые представляют собой наиболее быстро растущий сегмент одинокой части населения.

В отличие от своих предшественников наши одинокие современники проживают в определенных районах крупных городов по всей стране. Городами с наибольшим числом проживающих в одиночестве людей являются Вашингтон, Сиэтл, Денвер, Миннеаполис, Чикаго, Даллас, Нью-Йорк и Майами. Более половины обитателей Манхэттена проживает в квартирах, рассчитанных на одного человека.

Несмотря на распространённость «жизни в одиночестве», этот феномен мало обсуждают и он малопонятен. Повзрослев, мы стремимся переехать в собственные стены, но сомневаемся, стоит ли долго вести такой образ жизни, даже если он полностью нас устраивает. Мы переживаем за судьбу не нашедших своей «половинки» друзей и родственников, даже если те твердят, что все у них в полном порядке и они встретят кого-нибудь, когда придёт время. Мы стараемся поддержать престарелых родителей, а также вдовствующих дедушек и бабушек, проживающих отдельно, и теряемся, когда те заявляют, что никуда не хотят переезжать и собираются коротать век в одиночестве.

Мудрость аргументов Эмерсона и Торо вдохновляла поколения американских индивидуалистов, которые прокладывали свои? собственный путь в этом мире. Это были одинокие покорители необъятных территории? на западе страны. Детективы с поднятыми воротниками пальто в тёмных городских переулках. Любители приключений, которые, чтобы познать себя, ехали в необжитые районы. Такие одиночки стали символом американской поп-культуры и живым воплощением романтических представлении? об абсолютно свободном человеке. Было бы логично сделать вывод о том, что современные городские одиночки продолжают эту традицию.

Однако этот вывод оказался бы ошибочным.

Американцы так и не приняли индивидуализм окончательно, потому что скептически относятся к его экстремальным формам.

Алексис де Токвиль указывал на существование двух понятии?: инертного индивидуализма, «приводящего к тому, что каждый гражданин стремится изолироваться от всех остальных, ограничивая своё общение кругом семьи и друзей» и одновременно обязательного кодекса морального поведения, объединяющего граждан в самых разных сообществах и организациях. Хотя такие трансценденталисты, как Эмерсон и Торо превозносили добродетели одиночества, уход от мира для них всегда был временным явлением. Они воспринимали одиночество как путь к вдохновению, способ подпитаться мудрыми мыслями, которые послужат общему благу по возвращении назад в общество.

И кто бы мог её за это упрекнуть? Обратной стороной американского индивидуализма и стремления полагаться на собственные силы всегда оставалась тревога, которую близкие родственники и друзья испытывают за судьбы одиноких людей, живущих отдельно. В городах Новой Англии в эпоху ранней колонизации власти запрещали молодым мужчинам жить в одиночестве, опасаясь, что такой образ жизни может привести к порочности. Как отметил историк Дэвид Поттер, «в нашей литературе любое повествование о полной психологической или физической изоляции человека от своих собратьев, какой, например, является история Робинзона Крузо до того, как он заметил следы людей на пляже, воспринимается, как „ужастик“».

Сейчас бытует мнение о том, что счастье и успех скорее зависят не от того, связывает ли один человек себя с другим, а с открытием целого мира возможностей для того, чтобы индивид мог выбрать лучший для себя вариант. Свобода, гибкость, личный выбор — именно эти ценности считаются сегодня приоритетными. Эндрю Черлин, учёный, специализирующийся на изучении семьи и семейных отношений, отмечает, что сегодня «главное обязательство человека — это обязательство по отношению к самому себе, а не по отношению к собственному партнеру и детям». Это означает, что в наши дни культ индивида достиг таких масштабов, каких Дюркгейм и вообразить не мог.

Ещё не так давно человек, недовольный своим супругом или супругой и желающий развода, должен был обосновывать своё решение. Сейчас всё ровно наоборот. Если несчастливый брак мешает человеку реализовать свои жизненные планы, тот должен обосновать, почему не разводится. Вот насколько далеко простирается стремление заставить людей заботиться исключительно о своих собственных интересах!

Усиление роли женщин, революция в средствах коммуникации?, массовая урбанизация и скачок средней продолжительности жизни.

Мы уже не привязаны к какому-либо конкретному месту жительства. Мы переезжаем так часто, что социологи называют современные жилые районы «районами ограниченной ответственности», обитатели которых знакомы друг с другом, но не ожидают того, что их связи окажутся долгими и серьёзными. Точно такая же ситуация сложилась и на рынке труда. Компании больше не заключают пожизненных контрактов даже с наиболее ценными сотрудниками. Каждый из нас прекрасно понимает: чтобы выжить, следует исходить только из своих интересов и уметь «вертеться». Немецкие социологи Ульрих Бек и Элизабет Бек-Гернсхаи?м пишут о том, что «впервые в истории индивид становится базовой единицей социального воспроизводства общества». И всё вращается вокруг этого.

Культ индивида постепенно распространялся на Западе на протяжении XIX и начала XX вв. Однако наибольшее влияние на общество он начал оказывать только во второй половине ХХ в. В этот период в общественной жизни четко обозначились четыре социальных фактора: усиление роли женщин, революция в средствах коммуникации?, массовая урбанизация и скачок средней продолжительности жизни. Всё это создало условия для настоящего расцвета индивида.

Начнем с усиления роли женщин. Они стали получать хорошее образование, массово вышли на рынок труда, взяли под собственный контроль свою сексуальную, репродуктивную жизнь, а также домашнюю, бытовую сторону своего существования. Например, в 1950 г. в американских университетах обучалось в два раза больше мужчин, чем женщин. Сейчас большинство студентов, а также тех, кто получает степень бакалавра, — представительницы прекрасного пола. Согласно данным Бюро трудовой статистики Министерства труда США, с 1950 по 2000 г. число работающих женщин увеличилось с 18 млн до 66 млн, а доля занятых в экономике страны женщин увеличилась с 33 % до 60 %. В большинстве других экономически развитых стран за последние полвека наблюдались схожие изменения, поэтому в наши дни среди студентов и наёмных работников примерно равное число мужчин и женщин, чего никогда не было ранее.

Четвёртый фактор, способствующий развитию культа индивида, также является коллективным достижением, хотя зачастую многие не замечают связь этих двух явлении?. Речь идет о значительном увеличении продолжительности жизни. Женщины на годы, а зачастую и десятилетия переживают своих усопших супругов, следовательно, им приходится жить в одиночестве. В 1900 г. всего 10 % престарелых вдов и вдовцов в США жили в одиночестве, а в 2000 г. эта цифра увеличилась до 62 %. В наше время женщины довольно часто проводят в одиночестве от четверти до трети своей жизни. То же самое можно сказать и про мужчин, которые всё большую часть жизни проводят одни.

Везде — от Японии до Германии и от Австралии до Италии престарелые предпочитают жить в одиночестве, даже там, где, казалось бы, традиции предписывают нескольким поколениям жить под одной крышей.

Почему так много людей выбирает жизнь в одиночестве, а не какой-либо другой из возможных вариантов существования? Почему эта тенденция стала обычной в развитых и богатых странах? И что в таком образе жизни привлекает молодых, людей среднего возраста и престарелых?

Массы людей решились на этот социальный эксперимент потому, что, в их представлении, такая жизнь соответствует ключевым ценностям современности — индивидуальной свободе, личному контролю и стремлению к самореализации, то есть ценностям, которые важны и дороги многим с подросткового возраста. Жизнь в одиночестве даёт возможность делать то, что мы хотим, когда мы этого хотим и на условиях, которые мы сами устанавливаем. Такое существование освобождает нас от необходимости учитывать требования и желания нашего партнера, позволяет сконцентрироваться на том, что важно для нас самих. В эпоху цифровых СМИ и растущих, как на дрожжах, соцсетей жизнь в одиночестве даёт дополнительные преимущества, в первую очередь — время и пространство для отдыха и восстановления сил. Кроме того, когда человек живёт один, у него больше шансов понять, кто он такой на самом деле и в чем смысл его жизни.

Парадоксально, но пребывание в одиночестве может быть необходимо для воссоединения с другими. В конечном счёте для большинства людей одиночество является не постоянным, а проходящим или цикличным состоянием. Многие, хотя далеко не все, одиночки принимают решение о том, что им необходима близость партнера — любовника или любовницы, члена семьи или друга. Но хорошо известно, что в наши дни ни одна из договоренностей ни является окончательной или постоянной. Мы оторваны от традиции и порой не знаем, как изменить собственную жизнь к лучшему, поэтому в современном обществе люди обычно переходят из одного состояния в другое: одиночка, одинокий, в браке, в разводе, в отношениях, после чего цикл начинается сначала. Единственный общий знаменатель в этом процессе — это мы сами.

Это означает, что одиноко живущий человек порой испытывает сильные сомнения в том, что он живёт правильно. Однако это совершенно не означает, что одинокие люди обречены на изоляцию и одиночество, и не делает справедливым утверждения Associated Press и газеты USA Today о том, что Манхэттен, где проживает огромное число одиноких людей, является «самым одиноким городом страны». Как раз наоборот, есть все основания утверждать, что живущие в одиночестве люди компенсируют свое состояние повышенной социальной активностью, превышающей активность тех, кто проживает совместно, а в городах, где много одиночек, бурлит культурная жизнь.

© Eric Klienenberg, 2012
Алексей Андреев, перевод на русский язык, 2014
© ООО «Альпина нон-фикшн», 2014

Источник:
Воскресное чтение: Социолог Эрик Кляйненберг о жизни в одиночку
Американский ученый исследует современную тенденцию — жизнь одиноких людей — FURFUR
http://www.furfur.me/furfur/changes/changes/169685-voskresnoe-chtenie

Жизнь в одиночестве

Жить одному — это ни плохо, ни хорошо. Это просто ситуация. Как жизнь вдвоём. Также как иметь партнёра по необходимости не является гарантией счастья. А быть холостым не является катастрофическим положением. Счастье не имеет ничего общего с гражданским статусом.

Мы напрасно полагаем, что без партнёра мы не являемся полноценными личностями, и что наше счастье зависит от единственного и особого существа. Поэтому мы отправляемся на поиски родственной души. Родственная душа — это одновременно иллюзия и признак эмоциональной зависимости.

В настоящее время один человек из трёх живёт один. Существует два типа холостых: те, кто сами принимают решение жить в одиночестве и те, которые подвергаются своему положению не по своей воле. Холостяки не по своей воле — это часто молодые люди от 15 до 25 лет, которые ещё не нашли себе партнёра, или уже успели развестись и овдоветь. Но всё больше и больше людей решаются жить в одиночестве для того, чтобы подвести итог или определить свой личный жизненный путь. Другие не понимают, зачем ограничивать свою свободу, разделяя жизнь с кем-то.

Действительно счастливого одинокого человека можно узнать по отсутствию у него фанатизма. Он не пытается вас убеждать в том, что безбрачие — это единственный приемлемый образ жизни. Или, наоборот, что спасение можно найти только в жизни вдвоём. Такой человек ценит жизнь всей душой, но хранит разум, открытый возможным отношениям в будущем. Такой человек осознаёт преимущества безбрачия, когда живёт один, и преимущества отношений пары, когда состоит в этих отношениях.

Подводные камни безбрачия

Во избежание того, чтобы брак стал источником несчастий, человек, живущий в одиночестве, должен осознавать подводные камни, которые его подстерегают. Одиночество составляет первую и главную опасность, потому что рискует превратиться в изоляцию. Отсюда для холостых граждан вытекает необходимость иметь активную жизнь, заполненную различными видами деятельности (социальной, спортивной, культурной), развивать дружеские отношения, в том числе и с лицами противоположного пола. Функция одиночества состоит в том, чтобы быть наполненным; она становится моментом, который отлично подходит для того, чтобы реализовать личные планы.

Некоторые холостяки не испытывают никакого сексуального желания или решительно откладывают свою половую жизнь, когда живут одни. Всё больше исследований доказывает, что общее отсутствие сексуальной активности в течение длительного периода атрофирует эту функцию и делает сложным возобновление сексуальной жизни.

Холостяк должен приложить усилия, чтобы организовать одинокую или социальную деятельность для того, чтобы избежать неприятности, подводный камень безбрачия. Тогда одиночество может развить приятные привычки (например, научиться играть на музыкальном инструменте), включиться в какую-нибудь деятельность (изучение нового языка), иногда встречаться с другими людьми. Это необходимо, потому что холостяк, который скучает, рискует стать скучным человеком. Всё-таки холостяк должен обращать внимание на то, чтобы выбирать свою деятельность и своих друзей в зависимости от личных потребностей и не убегать от одиночества. Ему следует стремиться к качеству, а не к количеству.

Другие подводные камни касаются распоряжения финансами, взятия отпусков, общественной жизни, принятия решений.

Несчастный холостяк

Счастливый холостяк

Парадокс счастливого холостяка состоит в том, что будучи счастливым, он становится кандидатом для поисков новой пары. Он не готов отдавать в залог своё счастье и свою свободу, чтобы образовать пару любой ценой. Почему некоторые холостяки счастливы, а другие нет.
Вероятно, потому что счастливый холостяк принял факт жизни в одиночестве и не пытается постоянно найти родственную душу. Не зная, сколько времени он будет один, он просто решает вспомнить добрые времена, ожидая встречи скорее с тем, кто добавит ему ещё счастья, чем с тем, кто просто заполнит пустоты его одиночества.

Источник:
Жить счастливо в одиночестве
Большинство людей считают, что жить одному труднее, чем в паре. Одиночество настолько сильно пугает, что немало людей лучше предпочтут продолжать неудовлетворительные отношения, чем оставить партнёра.
http://lady.glac.ru/article/1743

COMMENTS